НА ОШИБКАХ НЕ УЧАТСЯ, НАД НИМИ СМЕЮТСЯ

Не устаю удивляться смелости театра по имени Nebolshoy. Не каждый большой театр возьмется за Шукшина и Чехова, Мольера и Аверченко с Тэффи. А в этом – такие серьёзные авторы гармонично соседствуют в нынешнем репертуаре. В новом же сезоне, как говорил известный персонаж, замахнулись на Уильяма Шекспира. И замахнулись ярко, неожиданно, карнавально!

Это первая комедия, написанная драматургом в традициях фарса. Смешить так смешить! Шекспир рассказывает историю о братьях-близнецы, у которых есть слуги – тоже близнецы. И тех, и других разлучает при рождении кораблекрушение. Уже взрослыми они оказываются в одном городе. Представляете, сколько неожиданностей, недоразумений, путаницы и непредсказуемых последствий сулит такой сюжет?

Но режиссёру спектакля Марине Корневой «Комедия ошибок» этой путаницы мало. Она расцвечивает его почти карнавальными красками и эмоциями, обрушивает его, словно брызги салюта, на зрительный зал. И зал тоже становится сценой. Не только потому, что актёры, разрушая четвёртую стену берут зрителей в собеседники, обнимают, общаются, ходят между рядами. Фишка в том, что зритель начинает ощущать себя участником затягивающего, как вихрь, яркого действа. Его заводит современная музыка. Он готов поговорить об изменах и обманах. Он не удивляется кажущейся сумбурности костюмов (сценография и костюмы Эдуарда Терехова) – почему бы слуге Дромио не надеть будёновку или ласты, Антифолу – сомбреро, а Люциане - кукольный бант? В шумном карнавале страстей вся одежда впору и к лицу. Но заметьте – театральная условность абсолютно соблюдена, и не скажешь, в каком веке и в какой стране костюмчик «приобрели», но в ткань спектакля она вписывается очень естественно. И весело, фантазийно, забавно, задорно!

Для режиссёра Марины Корневой, кажется, главными в спектакле становятся момент игры, атмосфера игры, дух игры. Все артисты раскованно и смело вовлекают зрительный зал в эту игру. И сами получают от неё явное удовольствие, летая по сцене, буквально завораживая зрителя темпераментом, пластикой, веселым ритмом. Ты даже не сразу замечаешь, что на сцене, по сути, одна скромная деталь декораций, так легко и разнообразно она обыгрывается персонажами. На ней даже кружится Люциана, когда от внезапного прилива чувств у неё кружится голова…

В спектакле все актёры хороши: темпераментная, чувственная и скандальная Адриана – Елена Мякушина, трусливый и суетливый ювелир Анджело – Константин Амузинский, почувствовавшая вкус к жизни абатисса - Екатерина Попова. Однако истинное театральное наслаждение - игра Николая Авдеева – близнецы Антифолы и Артемия Курчатова - близнецы Дромиры. По сути они играют по две роли, и в каждой - свои фишки, черточки характеров. И свои актерские находки в игре в непонимание, в которой чрезвычайно важна мимика и пластика актера. Блестяще владеет ими Николай Авдеев, потому с его близнецами ни секунды не скучно. «Да где ж я? На земле, в аду, в раю? Я сплю иль бодрствую? В уме иль помешался?» - растерянно-задумчиво спрашивает себя Антифол. И с бесшабашенной отвагой бросается в этот сон-реальность.

Опущу подробности о том, как близнецы «встречаются» на сцене (посмотрите сами!). Скажу лишь про остроумную задумку с масками-портретами – это действительно смешно.

Шекспировский сюжет оказался универсальным ключом, открывающим двери в любое место и время («Эта пьеса - как плащ без размера», - сказал кто-то из критиков). И это при том, что в самой пьесе – классическое единство времени и места. Только за последние годы героев «Комедии ошибок» переселяли на жаркое турецкое побережье («Первый театр» Новосибирска), в маленький городок в Западную Вирджинию 1880-х годов (театр в Теннеси), а тель-авивский Камерный театр одел персонажей в современные джинсы и топики. В чем загадка такой подвижности пьесы? Насквозь условный сюжет и вечные чувства – любовь, ревность, жадность, хитрость? Клубок навороченных интриг, уморительная путаница, розыгрыши судьбы? Узнаваемые сегодняшними зрителями характеры? Да, и это тоже увлекает и затягивает. Но глядя на спектакль «Nebolshoго театра», ловлю себя на мысли: если верить Шекспиру, утверждавшему, что весь мир – театр, то наша жизнь – сплошная комедия ошибок. Мы боимся и не любим их совершать и все же совершаем, путая сон и явь, ад и рай. Потому так хороша вымышленная история чужих ошибок, над которыми можно с легкостью душевной посмеяться.

Текст: Татьяна АЛЬФОНСКАЯ

Фото: Павел ШАЛАГИН