Ну, право же, браво!

Театр можно любить за верность традициям и принципам, можно – за приверженность к хорошей драматургии, можно – за великолепную труппу. «NEBOLSHOY ТЕАТР» любят за риск, эксперимент, удивительную жанровую всеядность, за неуспокоенность. За все то, что позволяет современному театру двигаться вперед, развиваться, совершенствовать себя и открывать для зрителей новые театральные горизонты. Чехов и Шекспир, русская сатира начала ХХ века, Шукшин и Володин, русская, китайская и удмуртская сказка – все это разнообразие в сегодняшней афише ТЮЗа. Наверное, можно позавидовать актерам небольшой труппы, которых «бросают» в столь разные времена и жанры. Театр уже приучил свою публику к замечательной традиции: ждать от каждого нового спектакля сюрпризов и неожиданностей. Отправляясь на очередную премьеру, зрители в предвкушении спрашивают: «Чем удивлять будут?».

На сей раз не просто удивили – ошеломили, завлекли, очаровали, заманили в многоцветную, вкусную и шумную, как диковинный восточный базар, сказку. Сыграли – спели – станцевали мюзикл «Али-Баба или сорок песен персидского базара». Актеры поймали такой творческий кураж и получили от этого такой творческий кайф, что не просто «заразили» зрителей, но и втянули их в это зажигательное музыкальное действо.

Можно только догадываться, сколько труда вложили и сколько пота пролили артисты во время репетиций «Али-Бабы» (а мюзикл готовился восемь месяцев!), чтобы с такой легкостью, в таком сумасшедшем ритме спектакля танцевать на сцене и петь при этом вживую. Кажется, что и танцы, и песни рождаются прямо сейчас, на ваших глазах, и создается ощущение, что для актеров это не музыкальные номера, а естественный и единственно возможный способ существования на сцене. Вообще-то «Али-Баба» – вещь молодому поколению хоть и неизвестная, но имеющая довольно яркую историю. Актер Вениамин Смехов, пишущий на досуге книги, сценарии и пьесы, любитель персидской поэзии, говорил о своем «Али-Бабе»: «Это был итог моих разгильдяйских капустников и пародия на скучнейшую «Шахерезаду». Он прочитал свой вариант «Али-Бабы» товарищам по Таганке по дороге в Таллин. Работа вызвала всеобщее одобрение, и Смехов решил осуществить этот проект. Музыку написали известные советские барды Сергей Никитин и Виктор Берковский. Сначала музыкальный спектакль записали на пластинку (в 1982 году). Популярность героев нового «Али-Бабы» побила все рекорды – было выпущено более трех миллионов экземпляров. А еще через год сняли фильм.

Покоренные зрители по всей стране распевали: «Персия, Персия – фруктовый рай!», «Съешь апельсин!», «Тяжелым будет путь до погребов!», «Никого умнее нет нашего Хасана! Браво, браво! Ну, что вы, право...». Как здорово, что «Nebolshoy» вернул нам эти песни, незатейливые на первый взгляд, но со смыслом, как и положено в сказке, с «намеком». Сюжет «Али-Бабы» прост, в нем легко разобраться и детям. А родители столь же легко увлекутся этим сказочным действом, облаченным в яркие музыкальные одежки, оценят тонкий юмор, без которого разве можно обойтись в мудрой сказке? И вместе с детьми поговорят о жадности и щедрости, любви и коварстве, о хитрости и скромности и, конечно, о вечном противостоянии добра и зла, о том, что нужно делать и как жить, чтобы добро все-таки победило.

Режиссер-постановщик спектакля Марина Корнева считает, что мюзикл – это замечательный шанс раскрыть новые грани актерских индивидуальностей. Каждая роль в спектакле продумана и очень интересно пластически выстроена. Музыка и пластика точно «работают» на характеры. Добрый, влюбленный и немного наивный простак Али-Баба, кажется, придуман специально для Артемия Курчатова. Словно его зеркальное отражение один из разбойников Константин Амузинский, виртуозный притворщик, готовый подсидеть своего атамана да и друзьям-разбойникам напакостить. Хороши, каждая по-своему, Елена Мякушина – Зейнаб и Александра Федорова – Фатима. Сказочно неприятен в своей жадности Азат Ахтямов – Касым. Ну а главное воплощение зла, конечно, Николай Авдеев, перед отрицательным обаянием которого невозможно устоять, точнее, усидеть в зрительском кресле. Даже одной улыбкой – то тщеславной, то зловещей, то наглой – он держит внимание публики. Актер мог бы обойтись и без текста, настолько ярко выражен пластически характер атамана разбойников. Хасан Николая Авдеева так уморительно смешон в сцене (одной из самых ярких в спектакле), когда разбойники поют ему дифирамбы до небес, а он и впрямь считает себя самым умным и скромным. Ну, право же, браво! Кстати, труппа театра намного меньше, чем требовалось для воплощения шайки разбойников. Режиссер Марина Корнева нашла остроумный выход из этой ситуации. Разбойники периодически устраивают расчет-перекличку: «Первый! Пятый! Пятнадцатый!». Остальные то ли затерялись, то ли отдыхают от трудов неправедных.

Хочется назвать всех, кто станцевал и спел для зрителей 40 песен персидского базара: сценография и костюмы – Эдуард Терехов, педагог по вокалу – Наталья Кирдянова, педагог по танцу – Кирилл Крупочкин, аранжировщик – Александр Лукачер. С их помощью артисты театра в очередной раз блеснули перед публикой новыми гранями, порадовали и удивили. Ради этого удивления и приходят зрители в «Nebolshoy театр» и ждут от него новых премьер.

Татьяна АЛЬФОНСКАЯ